благородные рыцари из новой газеты

Всем известная предыстория. Журналист «Новой газеты» Соколов пишет заметку о сращении криминала и следственного комитета России в одной отдельно взятой станице Кущевской (скандальный приговор Цеповязу — штраф в 150 тысяч рублей за сокрытие массового убийства). На заметку бурно реагирует глава ведомства Бастрыкин, по совместительству однокурсник Путина. Непривычный к тому, что журналюги смеют иметь мнения о его работе, отличные от тех, какие он спускает прикормленным журналюгам сам и озвучивает через журналюгу в погонах Маркина, Бастрыкин вдруг начинает говорить о дуэли с Соколовым. Один уже этот поворот сюжета, вообще говоря, ставит серьезные вопросы о профпригодности Бастрыкина и его вменяемости. Потом следует пауза, Бастрыкин начинает «выстраивать отношения с прессой» и приглашает Соколова на совещание в Нальчик. С совещания он журналиста в результате выгоняет (нервный срыв нарастает), а заканчивается сцена то ли в лесу, то ли около леса, где Бастрыкин в игривой манере предлагает Соколову в случае чего лично расследовать его, Соколова, еще не состоявшееся убийство. Соколов скрывается за границей, т.е. действует так, как действует человек, воспринявший угрозу реально, после чего следует еще одна пауза, странные твиты депутата Хинштейна и, наконец, обращение главреда «Новой газеты» Муратова.

Результат. Бастрыкин сначала молчит, потом все отрицает, заявляя, что давно не был в лесу, и, наконец, извиняется за «эмоциональный срыв». Муратов принимает извинения, и теперь, видимо, Соколов вернется в Россию, продолжит писать о сращении СК с криминалом, а инцидент окажется исчерпанным.

Теперь мораль. В итоге вне зависимости от того, был ли конфликт спонтанным или же это была хитроумная аппаратная атака на Бастрыкина, который «просто подставился», объективно Муратов и «Новая газета» сработали на то, чтобы закрепить беззаконие и произвол. Если они изначально не рассчитывали добиваться отстранения Бастрыкина от должности и проведения расследования, то скандалить вообще не стоило. Потому что теперь мы знаем, вывозить журналистов в лес, используя служебное положение, это в общем-то нормальная практика, при условии, что вы потом извинитесь, сославшись на «срыв».

Итоги «полемики» Муратова и Бастрыкина в этом смысле ничем не отличаются от приговора Цеповязу: есть в России такие господа, у которых прав заведомо больше, чем у нас с вами, и ничего с этим поделать нельзя.

Когда в том же Краснодарском крае, где судили Цеповяза, помощник прокурора недавно шатался по улице в женском платье, это и то вызвало больше юридических последствий, чем шалости Бастрыкина: целая следственная группа проводила проверку. Беднягу даже уволили, хотя он мог бы и извиниться, вдруг это тоже был «срыв»? Так что переодеваться в женское им нельзя, а угрожать журналистам можно.

Так что если Муратов удовлетворен, то лучше было ничего не публиковать, а решать вопросы мирно и полюбовно, как и принято среди уважаемых людей. Вреда было бы меньше. А так получается, что свободная пресса, не покладая рук, трудится на благо российского феодализма, что задача прессы вообще состоит в том, чтобы искать частной сатисфакции, а не добиваться реализации публичных интересов.

С чем я журналистов «Новой газеты» и поздравляю.

Добавить комментарий