погляжу с коня на паздерник, как пазгает в поздыбице русь

8 апреля лучшие умы нашей Родины завершили принятие законопроекта о мате в СМИ. В соответствии с ним в КоАП (ст. 13.21) приняты поправки, предполагающие штрафы за употребление неправильных слов -«нецензурной брани» (текст законопроекта). Для граждан штрафы составляют от 2 до 3 тысяч рублей, для должностных лиц от 5 до 20 тысяч, а для юридических лиц — от 20 до 200. И все это с «конфискацией предмета правонарушения».

При этом в соответствии с законом о СМИ за два «неправильных слова» на одной странице издатель получит сразу повторное предупреждение и, видимо, у него отзовут лицензию. А как будет выглядеть конфискация предмета в случае электронных СМИ? Думаю, закупят специальных человекообразных роботов, которые будут рвать оптоволокно и крушить серверы.

Сегодня пришлось задуматься вот о чем (на практике): есть научные журналы, которые зарегистрированы как СМИ. Некоторые из них — филологические. Или историко-культурологические. В таких нецензурную брань изучают как предмет исследования. Что им делать? Российскому законодателю — специально сейчас изучил подробно этот вопрос — на такие тонкости насрать. Филолог? А мы тебя конфискуем, сука, без лишних разговоров. Филологам можно только приличные слова изучать. И законодателю — видней.

В чем тут небольшая проблема? Законодатель забыл указать список «нецензурных слов». То есть этот вопрос целиком остается на откуп экспертам — тем же филологам. Будет, соответственно, небольшая армия прикормленных филологов, которые начнут составлять какие нужно экспертизы. И тремя русскими матерными корнями дело может и не ограничиться. Законодателю может захотеться большего. Например, ему может не понравиться, что мы пишем «насрать». Местным правоохранительным органам, прокуратуре что ли, придется становиться тонкими стилистами, ценителями прекрасного. При советской власти в кабинетах следователей бывали разные дискуссии о коммунизме, генеральной линии партии и буржуазных уклонизмах в литературе.

Например, следователь ОГПУ-НКВД по фамилии Бузников в тридцатых годах выслушивал следующее признание поэта Александра Туфанова (тот же следователь вел дела Введенского и Хармса):

«В этой своей поэме я пишу: „Погляжу с коня на паздерник, как пазгает в поздыбице Русь“. В точном смысловом содержании это значит, что „я, враг Советской власти, наблюдаю и радуюсь, как полыхает в подполье пожарище контрреволюции“»

А теперь у нас будут следственные богословские споры (они уже начались прошлым летом), следственные споры о бранных словах. Законодатель хитрый. Привлечем, оштрафуем и закроем всех. Кстати, паздерник, пазгает и поздыбица — не бранные слова? А если Путин пазгает в поздыбице? А?

Я уже не говорю тут про транскрипцию китайских имен. И еще о том, что в коридорах власти ходили разные идеи приравнять блоги к СМИ — тут-то мы и запоем.

Но есть и радостные новости. Мы не одни такие идиоты. Есть и более завершенные, целостные формы той же общественной динамики.

Из братского Кувейта приходят вести: там будут на десять лет сажать за оскорбление Аллаха, пророка Мухаммеда, религиозных чувств верующих, осквернение Корана, а также за публикацию призывов к свержению действующего строя.

Законодатель, не дрейфь, действуй прямо и скажи: ты тоже так хочешь? Сколько можно комедию ломать. Пора расставить точки.

Добавить комментарий