работа нетяжелая

p427

Жизнь на русской равнине обладает своим собственным течением времени. Оно здесь медленное, свернутое в петлю и безнадежное. По крайней мере, в этом нас стараются убедить русские художники, от Левитана, писавшего пейзажи, до режиссера Бориса Хлебникова, снявшего фильм «Долгая счастливая жизнь».

На юге России живет молодой фермер, уехавший из города за землей, заработком и вольной жизнью. Документы на землю у него оформлены кое-как, да и хозяйство оказывается не таким уж прибыльным. Тут приходят чиновники из районной администрации — фермер сыгран так себе, а вот чиновники у Хлебникова бесподобные — и говорят, что землю нужно вернуть, на нее теперь другие планы у уважаемых людей, хозяйство закрыть, а взамен получить компенсацию деньгами. Фермер человек разумный и согласен на такой поворот событий. Тем более, что живет он с секретаршей из администрации, одинокой крашеной блондинкой средних лет, так что где нужно — проследят, чтобы его не обидели.

Но вот только крестьяне говорят, что работать хотят, и что землю отдавать нельзя. Стихийный народный сход, так сказать, решает, что нужно бороться за хозяйство. Сыграно неубедительно, будто бы сами участники схода не очень-то верят в то, что говорят. Потом окажется, действительно не верят. Уважаемыми людьми в пользу которых отходит земля под фермой оказывается деловой партнер, почти друг нашего фермера из местных. Из администрации начинают присылать полицию. Крестьяне по одному начинают требовать свою долю компенсации или просто растаскивают имущество фермы — в счет будущей компенсации. Фермеру от всего народного схода остается в итоге одно ружье.

Ну а дальше на экране экстремизм и анархизм, ради которого вся эта тягомотная драма и снята. На земле лежит туша, на туше — итальянский костюм из тонкой шерсти, а на итальянском костюме лужа крови. Хорошо! Приятно. Не первый раз в новейшем российском кинематографе мы видим справедливо убитых чиновников и полицейских (и все это делается при поддержке Минкульта, что характерно). Там где у Лозницы в мир приходит абсолютное насилие, очищающее мир от человека как такового, Хлебников строит детский домик, в котором можно спрятаться на несколько часов перед гибелью и концом. Обняв свою крашеную секретаршу и слушая течение воды по русской равнине.

Вы когда-нибудь спали с женщиной в обнимку последние часы перед вашей гибелью?

В русской культуре мем «Долгая счастливая жизнь» популярен. Сначала он появился как образ невозможного бытового коммунизма у поэта Геннадия Шпаликова в его единственном фильме с одноименным названием. Потом Егор Летов поговорил со своими детьми о том же — своим языком.

Из Шпаликова мне известно только следующее:

Работа нетяжелая,
И мне присуждено
Пить местное, дешевое
Грузинское вино.

Я пью его без устали,
Стакан на свет гляжу,
С матросами безусыми
По городу брожу.

С матросами безусыми
Брожу я до утра
За девочками с бусами
Из чешского стекла.

Матросам завтра вечером
К Босфору отплывать,
Они спешат, их четверо,
Я пятый — мне плевать.

Мне оставаться в городе,
Где море и базар,
Где девочки негордые
Выходят на бульвар.

Добавить комментарий