о буржуях

Teletubb001

Слово «буржуа» изначально означает бургера, горожанина и не несет никаких негативных коннотаций. Буржуа — что-то вроде современного среднего класса, который еще лучше заменить образованным или креативным. У Маркса есть замечательное выражение «тупость сельской жизни», так вот буржуа — по-преимуществу тот, кто несколько приподнялся над тупостью.

Но в той же социалистической традиции появляется концепция «буржуазии», которая уже обозначает имущий класс, собственников, угнетателей, людей, чье классовое сознание дает им радикально искаженную картину мира.

Затем в советском агитпропе появляется русифицированный термин «буржуй», приятный слуху простого люда, и пригодный для ярких, экспрессивных эскапад в стиле Маяковского.

Термин ждет оглушительный, фантастический успех. Нынешнее словоупотребление «буржуя» таково, что кажется: советская пропаганда в некотором смысле победила, да так, что ей нечего противопоставить.

«Буржуй», слово совершенно неизвестное в русской классической литературе, повсеместно используется в современной речи.

У него двойственное значение. С одной стороны, это указание на класс предпринимателей и капиталистов, ведущих определенный образ жизни (гиперболизированным символом которого остаются цилиндр и сигара — по сути, отсылка к советской иконографии 20-х), а также на граждан, которые пытаются мимикрировать под них и дистанцироваться от «нищебродов».

Но с другой, и это гораздо более удивительное и даже трагическое явление, «буржуи» закрепились для указания всего, что находится за пределами России (и стран СНГ) как иностранного, чуждого русскому человеку, непонятному для него пространству.

Казалось бы, железного занавеса давно нету, в худшем случае визовые центры, граница открыта, некоторая существенная часть страны постоянно бывает за границей.

Но для гигантского слоя носителей русского языка, и это понятно всем без исключения в «этой стране», на 23 году падения советской власти пр-прежнему существует две реальности: у нас и у буржуев.

Это фантастическая вмятина, скол реальности, оставленный совком.

Рассуждения о буржуях повторяются в самых разных контекстах и обстоятельствах. Google находит строгое словосочетание «у буржуев» 268 тысяч раз.

В этом онтологический разрыв, установленный самим языком. Есть нормальные страны, где живут буржуи, а есть Россия, где живем мы. Или наоборот, есть русские люди, с их нормальной размеренной жизнью, а есть неведомые практики жизни буржуев.

Что русскому хорошо, то немцу смерть, радостно резюмируют эту африканскую логику многочисленные самобытные мыслители, живущие теперь в основном в Бирюлево.

Конечно, это великолепная находка для нынешней государственной пропаганды. В принципе, все готово, штампы уложены в головы, и осталось их только актуализировать.

Остается, правда, открытым вопрос, что тут первично: то ли пропаганда, апеллирующая к советской политической онтологии, то ли советская онтология, оживляющая труп пропаганды и заставляющая его ходить.

Конечно, всем бургерам понятно, что буржуи есть иллюзия. И участникам пропаганды тоже. Не зря общая тенденция такова, что патриоты, теряя должность, а зачастую и продолжая занимать ее, первым делом думают, как бы обустроить быт в проклятой Буржуинии. Как министр Азаров, как депутат Железняк.

Впрочем, и тут все трудно трактовать однозначно. Что если поросенок Петр как мечта русского бургера — это только часть того же мифа советской пропаганды, мифа, рассказывающего о проклятой земле, на которой ничего никогда не будет нормально.

Добавить комментарий