промежуточные итоги вставания с колен

prok

Присоединение Крыма — победа пропаганды над здравым смыслом и политическим будущим России. Нельзя такой ценой и в рамках такой стилистики покупать историческую справедливость. Не будет счастья на несчастье других, — Голубицкий верно формулирует. Да и вообще все это понимают, поэтому кроме «исторической справедливости» понадобилось еще несколько дополнительных упоительных историй о бандеровских эшелонах, стоящих под парами в Джанкое головами на Севастополь. Тут бы определиться: или историческая справедливость и вопль народный первичен, либо просто карта так удачно легла, бандеровцы угрожали, сиюминутное дело. Во втором случае пришлось бы Крым не присоединять, а занять на время бандеровских бесчинств, а потом вернуть. Тут не додумали наши мыслители, авторы речей.

Главная ошибка, конечно, в том, что Крым можно было прекрасно развивать, сохранять и поддерживать в качестве русского региона, пока он находился под украинскими флагами. Не надо было для этого ни сориться с Украиной, ни устраивать территориальный спор. Харьковские соглашения гарантировали будущее Черноморского флота. Но никто кроме Лужкова в отношении Севастополя никогда ничего не делал за все эти годы. Теперь мы типа вернули домой родственника, которому за десятилетия изгнания не отправили ни одной открытки, не говоря уже про денежные переводы.

Крымский сценарий уникален, поскольку здесь соединились уникальный статус АРК в Украине, высокая региональная идентичность, угроза, которую многие русскоязычные видят для себя со стороны крымских татар, особое положение Севастополя и базирование здесь российского флота. Повторить Крым в других регионах будет невозможно, а что можно выдумать вместо него — пока не ясно. Население настроено пассивно, расшевелить его может, видимо, только полный распад экономики Украины. Местные элиты на востоке расколоты, открытых сепаратистов нет (если не считать Павла Губарева), а крупный бизнес скорее не заинтересован в полном переподчинении Москве — в этом он оказывается близок небольшой прослойке активной настроенной европеизированной молодежи.

Треугольник Киев — бизнес — евроактивисты должны удержать ситуацию, не предоставляя Москве никакого пространства для дальнейшей игры на обострение. Радикальным националистам достаточно сильно не мешать этому. Яценюк сделал вчера очень хорошее, хотя и опаздавшее на месяц обращение на русском языке. Вместо «Слава Украина» на повестке теперь лозунг «Единая страна», им закончил свою речь премьер-министр Украины. Региональный статус русского языка будет сохранен.

Москва не пойдет на прямую военную агрессию через северную и восточную сухопутную границу Украины. Обострить ситуацию может только эскалация насилия в Крыму или экономический коллапс украинских регионов. Пока, видимо, все кончилось, Россия считает, что у нее теперь 85 регионов, этого никто не признает, Крым готовится к курортному сезону, меняет вывески на органах власти и делит имущество. Полномасштабные санкции в отношении России в этой ситуации никому не нужны.

Если поискать во всем этом чего-нибудь хорошего, то можно во-первых, порадоваться за крымчан. Многие из них в самом деле долго и осознанно к этому шли, и народный мэр Чалый тут пример, пожалуй. Есть, конечно, злая ирония в том, что референдум проводился, чтобы стать последним волеизъявлением граждан на территории Крыма — отныне за них все будут решать начальники. Есть еще более злая ирония в конфликте детей и родителей по этому поводу. Не все дети поддержали пророссийских родителей, некоторые успели всерьез поверить, что Украина их родина. Самозахваты земли татарами, вероятно, покажутся цветочками по сравнению с теми процедурами, которые проводятся у нас с имуществом граждан в Сочи перед олимпиадой какой-нибудь. Уверен, что в Крыму тоже соорудят какую-нибудь олимпиаду, в крайнем случае спартакиаду, универсиаду. А злым людям предлагаю сейчас делать ставки — когда Чалого посадят. Но все-таки и порадоваться нужно за крымчан, я серьезно.

Что еще хорошего? Шанс у разоренной и ограбленной Украины на то, чтобы осознать себя перед лицом внешней угрозы, спастись и начать новую страницу своей истории. Украина выходит из СНГ, вступает в НАТО, у нее появляется новый политический аргумент для претензий на членство в ЕС. Украина после крымской катастрофы может осознать наконец, что ее культура — это не только Львов, но и Одесса, и Луганск. Возможно, мы присутствуем сейчас при начале важных событий для украинского-русского мира. Революционная молодая нация рождается. Может быть, мы увидим ее славу и волю.

Добавить комментарий