бросить сигарету (обещанное о пользе курения)

Снимок экрана 2014-04-29 в 14.21.02

Классический фильм Фрица Ланга «М» (1931) стал каноном жанра полицейского триллера о поисках маньяка-убийцы. Для современного зрителя эта лента может оказаться интересной не только из-за блестящей игры актера Петера Лорре или новаторской работы режиссера. «М» снимался в Веймарской Германии, не стесненной ни протестантским целомудрием тогдашнего Голливуда, ни будущей борьбой Гитлера за нравственность нации и здоровый образ жизни. Поэтому герои в «М» не просто курят, а курят очень много. Несколько ключевых сцен фильма проходят в сплошных клубах табачного дыма.

Курение табака в социальном пространстве фильма Ланга — дело преимущественно мужское, тесно связанное с мыслительным процессом и коммуникацией, одновременно эгалитарное и глубоко индивидуальное. Такое положение вещей утверждается за счет двух пересекающихся сцен, совещания полицейских и совещания лидеров преступного мира. И те и другие заняты поиском маньяка, убивающего детей. Полицейских критикуют за неспособность поймать убийцу, а преступникам такая нервозная обстановка не дает работать. Два мужских сообщества одновременно садятся за столы на манер участников Тайной вечери, чтобы выработать план действий. Авторитетные преступники вместе со своими подручными, как и полицейское начальство и их детективы, — все они курят.

Это своего рода табачная демократия. Тяга дыма в легкие становится основанием для той паузы, которая требуется, чтобы обдумать следующую фразу и сказать ее со значением. Индивидуальность подчеркивается за счет нестандартизированного разнообразия способов курения табака. Здесь представлены тонкие изогнутые курительные трубки, короткие прямые трубки, жирные сигары-торпеды, классические сигары, сигариллы, самокрутки. Не курит в этой истории только один маньяк. Его можно понять: он человек большой идеи, лишенный наших обыкновенных слабостей.

Эта история — повод задаться двумя вопросами о курении, которые обсуждаются сегодня реже других. Во-первых, как получилось, что все многообразие практик, связанных с курением табака, было сведено к курению сигарет? Во-вторых, почему дискуссия о курении была редуцирована к высказываниям медиков, а все прочие аспекты вопроса — социальные, культурные, политические и даже экономические — были маргинализированы и оставлены без внимания?

Отсутствие двух этих вопросов в разговоре о курении указывает на то, что он изначально был построен вокруг ошибочных предпосылок. Разговор предполагал, что все курильщики — это непременно наркоманы, нуждающиеся в лечении, жертвы табачного капитализма, которые, к тому же, готовы безответственно принести в жертву своей пагубной страсти общественные интересы. Курение из романтической привычки середины XX века, символизирующей благодаря усилиям коммерческого кинематографа и рекламы мужественность и успех, в современном мире превращается в табуированную практику. Курить сегодня — значит не только повышать риски хронических заболеваний, но и испытывать постоянное чувство вины.

Отечественные записки, № 2 (59), 2014

Добавить комментарий