вся эта вот русофобия

В Выборге есть шведский замок, а в центре замка — башня св. Олафа. Я был там прежде один раз, подростком. Помню трясущуюся металлическую лестницу, грязные деревянные перекрытия, покрытые пылью, и многочисленные надписи на стенах в стиле «Киса и Ося».

Сегодня я снова поднялся на башню. Прошло почти двадцать лет, но лестница и перекрытия все те же — слой пыли остался неизменным. Словно представители какой-то древней цивилизации начинали тут много столетий назад ремонт, но потом все вымерли. Башня стоит пустая и гулкая, набитая страшным хламом, останками. И еще никуда не делись надписи. Кажется, их здесь в последний раз стирали в конце 90-х, еще до эпохи путинской стабильности. Потому что первые датировки начинаются с миллениума: «Вова и Натаха любовь. Чемкент. 2000 г.»

За вход на территорию замка взымается плата в 20 рублей, а потом, чтобы подняться на башню, нужно платить еще 80 рублей в другой, отдельной кассе, которая расположена внутри замкового двора. «Там же пять раз объявление написано», — сообщает вам классическим хамским тоном музейная женщина, если вы посмели не заметить второй кассы. Она возвращает вас обратно вокруг башни. Она сделала вам большое одолжение, что впустила за деньги осмотреть загаженные внутренности шведского донжона.

Я вижу в этом вот эту вот всю русофобию. Как видел ее в Феодосии, где кучи экскрементов лежат в альковах разрушенной генуэзской крепости. А что советские жители сделали с финским городом Выборгом в целом, об этом и говорить не стоит — каменные внутренности вывернуты, зияют пустые окна на последней исторической Крепостной улице. Люди гадят, где живут, по всей нашей необъятной родине: как объясняет это культурная антропология?

Добавить комментарий