интернет — это не современно

Современность в ее наиболее текучем и важном для идентификации виде постепенно перестает ассоциироваться с социальными сетями и, прости господи, Web 2.0 (за фразу «что угодно 2.0» вообще уже года три как пора вырывать ноги — настолько это безвкусная архаика).

Быстрее всего устарела соответствующая эстетика, когда ее пытались применить к городскому пространству. В конце Покровки в Москве есть кафе «Смайл» с чудовищной витриной, на которой ухмыляющийся оскал — это жуткая архаика, причем открытая недавно людьми, которые не понимают, насколько архаически они выглядят в своей попытки быть современными. В двух кварталах на Маросейке есть казалось бы гораздо более современное заведение под названием Follow Me — с подарками «мэру» Foursquare и обязательным собственным аккаунтом в Instagram. Так вот Follow Me выглядит ничем не лучше, чем «Смайл» — это все тоже осталось в какой-то другой эпохе, когда умение пользоваться смартфоном было редкой добродетелью, выделяющей кого-то, и создающей группу своих. Все теперь — старье, рухлядь.

И в массовых текстах это тоже проявляется. У Пелевина наметилась отчаянная попытка догнать комсомол и создавать нарративы, построенные на отсылкам к модным мемам из интернета. Но если во времена «Принца Госплана» он успевал, то к «Бэтмену Аполло» и «Трем Цукербринам» теперь безнадежно отстает, вставляя пассажи про MMO- «танчики» в качестве модного в столице то время как они давно стали развлечением отсталых и маргинальных слоев — получается тоже своего рода кафе «Смайл».

Интересный момент тут в том, что сценаристы и другие создатели массовой культур до сих пор очень плохо представляют себе природу нынешней социальности. И если делать, например, какую-нибудь драму про жизнь подростков, то лучше всего поместить их в 90-е годы, когда все не были связаны со всеми при помощи гаджетов — иначе кино не получится, история развалится. Робкие же попытки выстраивать истории про реальный мир — то есть про мир социальных сетей и тачскринов — до сих пор воспринимается как страшное новаторство. Первым это, кажется, воплотил в жизнь в полной мере Бекмамбетов со своим «desktop horror» — в самом деле, все важное происходит в этом мире на экранах.

В итоге все идет к нормализации новых медиа, превращении их в привычный элемент социального ландшафта. Выросло уже поколение людей, которое не помнит жизни до интернета. Соответственно, им нет никакой нужды удивляться социальной мобильности, связанной с ним, или восторгаться новым веб-стартапом. Хайп вокруг цифровых сетей заканчивается.

Думаю, история техники и история медиа дает здесь поучительные уроки. Когда-то самой модной вещью в мире был телеграф. Думаю, были специальные «Телеграф-кафе», люди, пользующиеся телеграфом, привлекали всеобщее внимание. Потом то же самое случилось с телефоном и радио. Нас ждет окончание нашей революционной истории: интернет стал просто интернетом. No smiles.

Добавить комментарий