шарьте лучше нас

Drill-Collaborative-Consumption

Очень хороший текст Кралечкина о шеринговой экономике: без рабочих мест, карьер, графика работы, отпусков, больничных, обязательств и так далее.

Пожалуй, я бы сказал, этот текст более ясный и одновременно более провокационный, чем то, что делает Евгений Морозов, который взял для себя эту тему соло и сидит на ней уже довольно давно. Редкий пример — текст, написанный на русском языке явно был бы востребован и прочитан в глобальном мире, он требует перевода на английский.

Замечательная, хотя и несколько искусственная дихотомия вечных идей («дрели») и мусора, причем наемные работники в шеринг-экономикс подпадают по мысли Кралечкина в обе категории сразу. Они мусор, который ничего не стоит, и не требует ни починки, ни воспроизводства.

Прекариату нечего терять кроме своих рейтингов, — это еще одно отличное наблюдение. Система рейтингования, начавшаяся с Uber и Airbnb может стать чем-то более монструозным, чем кредитная история. Люди с низкими рейтингами будут исключаться из социальных взаимодействий повсюду как несовременные и неэффективные.

Чудесная отсылка к понятию zany — лихорадочной активности, на которую обречен современный проектный работник. Сейчас допишу этот абзац, немного почитаю новости, отвечу на 4 письма и закрою 8 окон сообщений в Facebook, никуда не уходите.
Очень важное наблюдение о piggy backing: ситуации, когда новые бизнесы выезжают за счет старых ожиданий потребителей (человек, вызывающий Uber, думает, что он обращается в такоспарк и расценивает водителя как официального таксиста без единого на то основания).

Мне очень нравится сам тип этой социальной критики. И по-моему философы наконец получили предмет, достойный их умственных усилий. Трансформация экономического уклада, сопоставимая с первой индустриальной революцией, смерть работы и переход к «проектам», нашествие роботов, которые вместо того, чтобы стать «помощниками человека» станут злыми соискателями его рабочих мест, вышвырнут его на улицы из фабрик и офисов. Интернет, который проник во все сферы человеческого существования, и не оставил от них прежних ничего. Жаль, старик Бодрийяр не дожил. Философам круто — у нас есть реальность, которую никто еще не успел продумать: это кайф.

Единственное, что мне не нравится в этом высказывании Кралечкина и шире в самом типе таких реплик, так это место, в котором ставится точка. В сущности жест, который делает автор, состоит в том, чтобы найти разрушительные черты наступающего будущего, сравнить его со знакомым и потому стабильным (в данном случае аналоговым и индустриальным, 20 века) прошлым, и выяснить, что прошлое будет уничтожено, а вместе с ним придут ужасные риски. Говорить о рисках правильно, но это всегда только половина истории, и всегда консервативная повестка в духе критики индустриализации, развернувшейся в XIX веке (и критики во многом справедливой). Это всегда повестка разоблачения города солнца, который готовят нам технологии.

Но вторая половина истории заключается в том, чтобы понять, какие возможности даются нам в паре с рисками. Нельзя мыслить риски критически, в то время как в обсуждении возможностей оставаться на уровне маркетинговых заявлений «в этом мире будущего каждый сможет делать, что ему нравится, и когда захочет, находя проекты через приложения». Из этой перспективы риски всегда разгромят возможности, но ведь в действительности возможности стиль же нетривиальны.

(Есть некоторая ирония в том, что под заголовком манифеста Кралечкина на сайте разместилась кнопка Share This — и это возможность).

Добавить комментарий