Зверополис, Сингер, Фуко. Радикальный специесизм и политэкономия Disney

Безимени-9

Первое, что нужно усвоить юным зрителям мультфильма «Зверополис» — чтобы стать крутым копом и вообще преуспеть в профессии, обязательно нужно нарушать закон.

Кролик-коп регулярно превышает полномочия: она вламывается без ордера в частные владения, использует связи с мафией для давления на подозреваемых и получает несанкционированный доступ к городским камерам слежения через коррумпированного сотрудника мэрии.

Это ценный урок для детишек: если вас будут пытать в полицейском участке, помните, все это на благо правосудия.

Второй момент — «Зверополис» учит, что действующая политическая система при всем ее несовершенстве все же лучше любых изменений, не говоря уже о революциях и Occupy.
Нынешний политический истеблишмент (лев), может, и неприятный тип, но уж точно не те бесчеловечные твари, которые рвутся к власти за его спиной. Поддержи истеблишмент, спаси «Зверополис». И, разумеется, социальное неравенство должно восприниматься юными зрителями как норма.

Ну и третья вещь — на радость Питеру Сингеру. Все виды в «Зверополисе» замечательны, все равны, и все похожи на человека.

По каким-то причинам среди млекопитающих в городе не нашлось места только приматам. И, похоже, это не случайно, потому что все виды могут быть равны как раз только в том случае, если они похожи на человека. Примат — это исключенный, тот, кто похож на человека по преимуществу.

Сюжет строится вокруг того, что некоторые животные «одичали», то есть перестали вести себя как человек — их нужно в строгом соответствии с Мишелем Фуко подвергнуть процедуре медикаментозной нормализации.

Ты можешь быть любым зверем, при условии, что ты человек, — все прочие виды с их экологической нишей и этологией уничтожены в милом мире «Зверополиса». Это манифест радикального специесизма.

Добавить комментарий