бесполезный класс и новая политическая революция

harari

Новая звезда мировой популярной науки — израильский профессор Юваль Ной Харари, автор книги «Сапиенсы: краткая история человечества», — рассуждает о том, что как наш вид дошел до такой жизни. 100 тысяч лет назад люди были незначительной группой приматов, ютящейся в африканской саванне, теперь мы контролируем эту планету.

Тезис Харари заключается в том, что это стало возможным благодаря способности человека к гибкой социальной кооперации в больших масштабах. Люди не являются единственным видом животных, способных к кооперации тысяч особей — это также умеют делать насекомые. Но социальная жизнь насекомых не отличается пластичностью, как шутит Харари, пчелы не могут свергнуть свою королеву и учредить республику пчел. С другой стороны, шимпанзе или хищные кошки имеют довольно гибкую социальную структуру, но она ограничена личными связями: шимпанзе не летают на конференции по видам бананов. В основе успеха нашего вида, таким образом, лежит способность к социальному воображению и созданию символических систем: религии, права, денег и так далее. Эти идеи позволяют коммуницировать, обмениваться опытом и помогать друг другу гигантскому количеству незнакомых людей, причем мы сохраняем способность к переизобретению новых правил — история человечества может быть описана как трансформация символических систем, поддерживающих социальный порядок.

Вторая книга Харари (и это довольно ожидаемый ход) будет посвящена тому изобретению, которое может стать последним для нашего вида — искусственному интеллекту. Не знаю, обсуждает ли Харари это в подобных терминах, но ИИ, очевидно, уже сейчас превосходит человечество в степени социального взаимодействия, и все, чем мы можем похвастаться — большая степень гибкости. Но в отличие от насекомых ИИ эволюционирует очень быстро. Харари считает, что основная проблема создания ИИ связана с социальными последствиями: он предсказывает появление класса «бесполезных людей». Соответствующие страхи уже обсуждались во время первой индустриальной революции, и тогда они себя не оправдали, но с точки зрения Харари, сейчас ситуация принципиально иная. Индустриальная революция привела к тому, что машины начали выполнять работу, связанную с физическими навыками людей. Но настоящие проблемы начнутся, когда компьютеры смогут выполнять те функции, которые были связаны с нашими когнитивными способностями, — и это происходит прямо сейчас. Пересказ позиции Харари по этому поводу публикует Guardian.

Думаю, самое ценное в этой истории, касается замечания Харари о том, что современное государство выстроено вокруг идеи человека как солдата и как работника, и что, следовательно появление класса «бесполезных людей» с неизбежностью ставит вопрос о политической революции (которая может протекать в разных видах, но суть от этого не изменится — мир, в котором работа кончилась, несовместим с современными государственными институтами).

Ценных рекомендаций на тему, «что делать», у Харари нет, но он говорит, что этот вопрос нужно ставить как политический, а не просто как отвлеченную тему, которая обсуждается группой фриков в университетах.

Добавить комментарий