новые русские

Давайте заметим, что происходит.

Десятки двадцатилетних людей из хороших университетов и семей сейчас впервые оказались в КПЗ, сдали ремни и шнурки, были допрошены, дактилоскопированы и засняты.

Потом их повезли в суды, в которых люди с бегающими глазами, но в мантиях, назначают им штрафы и первые арестантские сроки. Они узнают, что такое адвокаты и передачки. Как выглядит встреча с русскими институтами — бессмыслицей, подлостью, отчаянием.

Двадцатилетним показывают, что они их не существует. Что люди вообще, и они в особенности, бессильны перед «системой», которая представлена каруселью трясущихся над своими зарплатами омоновцев, конвоиров и судейских.

Этот опыт не получишь другим способом. И в российской школе, и даже при столкновении с военкоматами люди все еще чувствуют себя хотя бы немного свободными. Совсем другое дело российский суд.

Так что это знакомство с традицией, инициация.

Но бессилие — не единственное, что здесь будет посеяно. Двадцатилетние ищут пафос, находят ярость. Зло стоит перед ними на расстоянии решетки камеры.

Здесь родится «Баллада о книжных детях». Только отцы не оставили мечей — они были слишком заняты плазмой, ипотекой и кашкаем.

Двадцатилетним все придется переизобрести заново. Политику, сопротивление, способность говорить то, что нужно сказать. И это будет в первый раз, по-настоящему.

Добро пожаловать на родину.

Добавить комментарий